БХУСУКУ.

Бхусуку был кшатрий, но характер у него был сносный, и его приняли в Наланду. В это время, по милости царя Девапалы, монастырь снабжался всем необходимым в избытке для семисот последователей круга Дхармы, постоянно там живших. Настоятель одной из четырех секций имел около трехсот учеников. Большинство из них прилежно учило все пять предметов, исключением был, пожалуй, только этот монах из кшатриев, оказавшийся тугодумом. И ел он слишком много - утром доходило до пяти чашек риса. Конечно, случилось так, что когда Девапала осматривал монастырь, монах попался ему на глаза. «А
Львы будды - Жизнеописания восьмидесяти четырех сиддхов 33
всего страниц 05-09-2013 07:17:30
вот бхусуку, бездельник", - сказал мельком Его Величество. И правда, ведь этот тип делал в монастыре только три вещи: ел, спал и слонялся.
Общей практикой в Наланде была декламация сутр по очеpеди. После одной из сессий настоятель сказал Бхусуку: "Когда настанет твоя очеpедь, ты ведь не сможешь ничего сказать, так что ступай-ка куда-нибудь отсюда". Но тот ответил: «Я не нарушил ни одного предписания, что же вы меня гоните? Видимо, у меня нет способности вникать в эти предметы". Настоятель разрешил ему остаться.
Но когда вновь пpиблизилась его очеpедь, монахи сказали Бхусуку, что ему следует хорошо подготовиться, так как в этот раз нельзя будет пpопустить очеpедь. Он сказал "хорошо", и много монахов захотело придти посмотреть и посмеяться над ним. Настоятель же сказал: «Ты должен был готовить сутры для мастера Наланды, а вместо этого опять ел и спал". «Я буду читать", - ответил Бхусуку.
Позже настоятель снова сказал ему: «Если ты не прочтешь, тебя исключат". "Я знаю", - ответил Бхусуку. Но он не мог читать, и настоятель из сострадания сказал ему мантру Манджушри - А-РА-БА-ЦА-НА - и велел повторять ее всю ночь. Он усадил Бхусуку читать, обвязав ему медитационный пояс вокруг шеи и колен, чтобы тот не задремал.
Когда Бхусуку забормотал мантpу, появился Манджушри и спросил, что это он делает. «Утром мой черед читать сутры. И я умоляю святого Манджушри, чтобы у меня получилось". «И ты не узнаешь меня?»"Нет". "Я - Манджушри". "А! - сказал Бхусуку. - О преподобный Манджушри, пожалуйста, больше всего на свете я хочу сиддхи высшей мудрости!»"Пpиготовь свою сутру к утpу, и ты получишь знание", - ответил бодхисаттва и исчез.
На чтение сутр собралось множество монахов и просто слушателей, и прибыл Его Величество. Все они говорили друг другу, что пришли посмотреть на Бхусуку. Уже были сделаны подношения, церемония вот-вот должна была начаться, и все присутствующие расселись по местам, готовясь нахохотаться вдоволь.
Бхусуку попросил монашеский зонтик и без всяких опасений взошел на трон вихары. Он сразу же заметно засветился, и, хотя перед ним была поставлена ширма, все почувствовали это и удивились про себя.
"Должен ли я читать сутры, как это делалось прежде, или я должен объяснить их?»- спросил Бхусуку. Монахи стали переглядываться, а Его Величество и зрители разразились хохотом. Царь сказал: «Ты разработал практики, как спать неслыханно долго, и есть и слоняться, как никто прежде. Преподавай теперь Дхарму по-новому".
Бхусуку начал объяснять сущность Бодхичарьяватары и поднялся в воздух на два метра. Сначала все замерли, а потом стали приветствовать его и забросали цветами до колен. «Ты не бхусуку, - говорили все, - ты - мастер!"
Сам царь и монахи назвали его Шантидева, "мирное божество", так как он укротил самодовольство собравшихся. Его попросили дать комментарий, и когда он сделал это, хотели выбрать настоятелем, но он отказался.
Он поднес в храме все самое ценное, что у него было, оставил монашескую одежду и чашу и, ко всеобщему удивлению, ушел из вихары. Он отправился в город Декира. Там он явился к царю прямо в тронный зал, держа в руках позолоченный деревянный меч, и сказал: «Я - твой стражник! «Он стал одним из ближайших придвоpных и служил царю Декиры двенадцать лет, получая сто золотых ежедневно.
Однажды осенью меченосцы и стражники должны были приносить жертвы богине Уме, и кто-то заметил, что меч у Шантидевы деревянный. Об этом доложили царю, и тот потребовал показать ему клинок. Шантидева сказал: «Ваше Величество, я не могу этого сделать, это может повредить Вам". "Нет, покажи", - настаивал царь. «Прикройте тогда
глаза", - сказал Шантидева и вынул меч из ножен. Клинок был настолько ярок, что все умоляли Шантидеву спрятать его. Хотя глаза окружающих и были закрыты, многие ослепли. Шантидева помазал им веки своими слезами, и зрение восстановилось. После этого случая жители Декиры хотели поклоняться ему и умоляли остаться в их городе, но он отправился дальше.
Он ушел в Скалистые горы, где пастухи видели его убивающим с помощью магии животных и поедающим их мясо. Об этом было доложено царю. Когда царь со свитой был в горах, он приехал к Шантидеве и сказал: «Некогда вы были одним из главных аскетов Наланды. Вы учили Дхарме и исцеляли слепоту. Почему же сейчас вы приносите такой вред, отнимая жизнь у живых существ?"
«Я никого не убивал", - ответил Шантидева, и открыл дверь хижины, выходящую в горы. Все посмотрели туда и различили в сумерках массы диких животных, которые не только не поредели, но даже выросли в числе. Звери быстро проходили мимо хижины, распространялись по долине и исчезали в горах. Вот они скрылись. Царь и все остальные были очень счастливы, увидев это, и они поняли, что все вещи вокруг иллюзорны, как сон. Так, осознав, что вещи в самом своем начале нереальны, они сделали шаг по пути Будды. Шантидева говорил:
Звери, убитые мною, ниоткуда не пришли в начале, нигде не оставались в продолжении, не превращались в ничто в конце.
В своей основе все существующее нереально, почему же реальны убийство и смерть? Но смотрите, я говорю это, и не могу сдержать сострадания.
Так Шантидева покорил сердца царя Декиры и его приближенных. Он добился единства действий тела, речи и ума и обрел сиддхи Махамудры. В нем проявились моментально все превосходные свойства Дхармы. Сто лет спустя он в собственном теле ушел в ясный свет.