Devi Bhagavata Purana     1 posts


As Is shared a Devi Bhagavata Purana quote         SHARE URL

Devi Bhagavata Purana

See More
Как Нарада узнал, что такое Майя (из Девибхагавата-пураны VI.28 - 30)
Глава двадцать восьмая.
Нарада сказал:
Слушай же, о лучший средь мудрецов, мое достоверное повествованье.
Не в силах могущество Майи постичь мудрецы и первые средь йогинов. (1)

Майей сбит с толку этот мир, полный движущегося и неподвижного,
Начиная от Брахмы и заканчивая пучком травы, не рождена она и недоступна для познанья. (2)

Однажды с Сатьялоки на чудесный Белый остров
Явился я, желая лицезреть Хари, чьи деяния удивительны. (3)

Играя на огромной вине
И напевая саманы в семь свар, (4)

Узрел я Бога богов, держащего в руках чакру и палицу,
Грудь которого была украшена Каустубхой, чье тело было темно, как туча, четырехрукого, (5)


Облаченного в желтые одежды, венчанного диадемой, [с руками, украшенными браслетами] ангада,
Радостно предавался он забавам со своей супругой Лакшми. (6)

При моем появлении Камала-богиня удалилась,
Отмеченная всеми благими знаками, всеми драгоценностями украшенная, (7)

Прелестная, первая средь женщин, гордая своею юностью и красотой,
Любимая супруга Васудевы, златокожая, (8)

Увидев, что Дочь Океана, украшенная драгоценностями, удалилась во внутренние покои,
Задал я вопрос Богу богов, Повелителю вселенной, носящему венок из лесных цветов; (9)

«О Бхагаван, о Владыка богов, Тот-у-кого-вместо-пупа-лотос, Губитель недругов богов,
Отчего Ма, завидев появление мое, прочь ушла? (10)

Я не повеса, не мошенник, подвижник я, о Наставник мира,
Владеющий своими чувствами, обуздавший гнев и Майю, о Джанардана! (11)

Нарада сказал:
Выслушав мои исполненные гордыней слова, Джанардана
Мне отвечал с улыбкой словами сладостными, будто [звуки] вины. (12)
Вишну сказал:
О Нарада, таково установленное: не должна находиться никогда,
За исключеньем мужа, в присутствие любого другого [мужчины] женщина. (13)

Не так-то просто Майю одолеть, мудрец, даже йогинам, управляющим своим дыханьем,
Знатокам санкхьи, воздерживающимся от пищи, подвижникам, обуздавшим свои чувства, (14)

И богам, о тигр средь мудрецов, слова, что нынче произнес ты:
«Я Майю превозмог» - не должно говорить ни в кое время, о ведающий путь. (15)

Ни я, ни Шива и ни Брахма не в силах одолеть ее, нерожденную,
Санака и иные мудрецы, так кто другой сможет сделать это? (16)

Тело бога, человека иль животного,
Какое б тело не носил он, как победить ему ту, что не ведает рожденья? (17)

Как находящийся во власти трех [гун] человек будет способен верх над майей взять,
Пусть будет даже он знатоком Вед и йоги, всеведущим и обуздавшим чувства. (18)

Даже Время, лишенное образа, лишь проявление ее, творящее свой образ,
Подвластен ему воплощенный, будь ли он глупцом, ученым иль средним меж тем и другим. (19)

Даже ведающего дхарму Время иногда с пути сбивает,
По его природе и образу действия непостижимо совершаемое им. (20)

Нарада сказал:
Молвив это, замолк Вишну, и я с сердцем наполненным изумлением,
Отвечал повелителю вселенному, Васудеве непреходящему: (21)

«О Супруг Рамы, каков образ Майи, какова она,
Какова ее мощь, местоположенье и опора, скажи же мне! (22)

Я жажду узреть ту Майю, так покажи ее мне, о Держатель земной тверди!
Не терпится мне доподлинно ее постичь, будь милостив же, о Супруг Ма!» (23)

Вишну сказал:
Ее суть – три гуны, она – опора вселенной, всеведущая и чтимая всеми [существами],
Неодолимая, принимающая многочисленные образы, наполнив мирозданье, пребывает она. (24)

Если желанье такое владеет сердцем твоим, Нарада, то взойди
На Гаруду, и вместе со мной отправимся мы в иное место. (25)

Я Майю покажу тебе, неодолимую и не владеющую собою,
Когда же ее увидишь, не предавайся скорби, о отпрыск Брахмы! (26)

Молвив мне такие слова, Бог богов подумал о сыне Винаты,
И едва о нем он вспомнил, Гаруда тотчас же явился в присутствие Хари. (27)

Увидев прилетевшего Гаруду, взошел на него Джанардана
И заботливо усадил меня к нему на спину для полета. (28)

Со скоростью ветра помчался сын Винаты из Вайкунтхи
В тот лес, в который хотел Кришна. (29)

Огромные леса, прекрасные озера и реки,
Города деревни и рудники и загоны для коров, (30)

Великолепные обители мудрецов и чудные колодцы,
Обширные пруды, украшенные лотосами, (31)

Стаи газелей и кабанов наблюдая [в пути],
Мы, восседая на Гаруде, достигли места недалеко от Каньякубджи. (32)

Там мы увидели дивное, живописное озеро, покрытое лотосами,
По которому плавали лебеди, [утки] карандава и чакраваки, (33)

Прекрасное благодаря цветущим лотосам разнообразных видов [на его поверхности],
С чистой и приятной по вкусу водой, над которой раздавалось жужжание пчелиных роев, (34)

С водой, приятной на вкус, как молоко, [своим великолепием] соперничающее с океаном.
Мне рек Бхагаван, глядя на это чудное озеро. (35)

Шри-Бхагаван сказал:
Посмотри, о Нарада, на это глубокое озеро, оглашаемое криками [птиц] сараса,
Наполненное чистой водой, и повсюду покрытое лотосами. (36)

Омывшись в водах его, мы отправимся в Каньякубджу, лучший из городов.
Молвив такие слова, он помог мне спуститься с Гаруды и снизошел сам. (37)

Улыбнувшись, Бхагаван взял меня за указательный палец
И отвел меня на его берег, снова восхваляя [ее великолепие], Господь. (38)

Отдохнув на берегу в прохладной тени,
Мне сказал он: «О мудрец, соверши омовение в прозрачных водах! (39)

А затем и я омоюсь в этом святом озере.
Его воды безупречно чисты, словно сердца праведников, (40)

И благоуханные от пыльцы лотосов.»
После этих слов Бхагавана я, оставив вину и шкуру антилопы (41)

И вознамерившись совершить омовение, подошел я к краю воды, исполненный любви
Я омыл обе стопы, один пучок волос на голове и, взяв пучок куши, (42)

Я совершил ачмангду и стал купаться в прозрачных водах.
Когда я совершал омовение на глазах у Хари, (43)

То, оставив мужское обличье, обратился в женщину.
Хари, забрав мою вину и прекрасную шкуру черной антилопы, (44)

Тотчас же взошел на Гаруду и отправился в свою обитель.
Когда я стал женщиной, украшенной великолепными драгоценностями, (45)

В тот же миг память о прошлой жизни покинула меня,
И забыл я Джаганнатху и лютню свою забыл. (46)

Обретя облик очаровательной женщины, я вышел на берег
Я увидел [озеро], наполненное чистой водой и покрытое лотосами. (47)

«Что это такое?» - изумился я
И когда я размышлял так, находясь в женском обличье, (48)

Пред моими глазами неожиданно предстал царь Таладхваджа
На колеснице в окружении множества слонов, коней и колесниц, (49)

Юноша, украшенный драгоценностями, словно воплощенный Манматха,
Царь при виде меня, расцвеченной дивными драгоценностями, (50)

Девушки с лицом, точно Луна в полнолуние, пришел в великое изумление.
Он спросил: «Кто ты, о красавица, и чья ты дочь, бога (51)

Или человека, гандхарва или урача, милая?
Отчего в одиночку [ты находишься здесь], девушка осиянная юностью и красою? (52)

Замужем ль ты иль девица, правду скажи, о прекрасноокая!
Отчего ты бросаешь взгляды, о кудрявая, на это озеро, о тонкостанная! (53)

О обладающая голосом кукушки, скажи, чего желаешь ты, о та, которая самого Манматху сбить с толку способна.
Вкушай же наслаждения, о лебедеокая, вместе со мною, о тонкостанная, (54)

Какие твое сердце пожелает, избрав меня в мужья.

Так в шестой книге махапураны Девибхавата заканчивается двадцать девятая глава.

Глава двадцать девятая.

Нарада сказал:
Тогда, после этих слов царя Таладхваджи
Поразмыслил я крепко и отвечал ему: (1)

«О государь, я не знаю, чья я дочь,
Где мои родители и по чьей воле я оказалась здесь у живописного озера. (2)

Что делать мне, куда идти, как счастье обрести?
Я беззащитна, о Индра средь царей, обдумываю я, чем заняться мне. (3)

Судьба всего превыше, государь, над ней не властна я,
Ты ведаешь дхарму, о владыка земли, как хочешь, так и поступай. (4)

Во власти твоей я, о государь, нет у меня ни защитника,
Ни отца с матерью, ни родичей, и некуда мне голову приткнуть». (5)

После этих моих слов царя охватила любовь ко мне,
Глядя на меня, большеокую, слугам своим приказал он: (6)

«Доставьте сюда чудный паланкин, который носят четыре человека,
Чтобы она могла подняться в него, покрытый шелковыми тканями, (7)

Мягким ложем снабженный, украшенный жемчугами,
Четырехугольный и просторный, позолоченный, великолепный!» (8)

Выслушав его повеление, проворные слуги
Принесли для меня дивный паланкин. (9)

Тогда я взошла в него, желая доставить ему приятное,
И, обрадованный, царь взял меня в свой дворец. (10)

В соответствии с предписаниями касательно свадьбы в благоприятные лагну и день
Взял меня в жены в присутствии огня. (11)

Ему супругой стала я, более дорогой ему, чем сама жизнь,
И «Саубхагьясундари» - такое имя стала носить я. (12)

Счастье обрел владыка земли, наслаждаясь вместе со мной
Различными забавами и играми, предписанными в камашастрах. (13)

Забросив свои царские дела, день и ночь предавался утехам
И потерял счет времени, охваченный страстью (14)

В прекрасных садах, у озер, в домах
И в чертогах, в живописных горах и у продолговатых прудов, (15)

И в дивных лесах наслаждался он, опьяненный хмельным напитком варуни.
Оставив все дела, во власти моей он оказался. (16)

О Вьяса, вместе с ним привязавшись к сладости любовных утех,
Забыл я, что в прошлой жизни был мужчиной и мудрецом. (17)

«Это мой муж, я целомудренная женщина, любимая им средь прочих жен,
Я главная царица, искусная в любовных играх, не зря жизнь проходит моя. (18)

С такими мыслями я была поглощена к нему любовью день и ночь,
Пристрастившаяся к забавам, падкая до удовольствий, была покорна его воле я. (19)

Ушли из моей памяти и вечное знание Брахмана, и Веды,
И дхармашастры, лишь к одному нему сердце влекло меня. (20)

И пока я предавался наслажденью, двенадцать лет
Прошли, словно одно мгновенье, для привязанного к любовным играм. (21)

Плод понесла я, этим обрадован был царем,
И как предписано, обряды над плодом свершил он. (22)

Желая порадовать меня, царь постоянно выспрашивал о прихотях моих,
Стыдясь, я не отвечала ничего, довольная в душе. (23)

По прошествии десяти месяцев сын родился у меня,
В блистательный день, в подходящую лагну, когда было подходящее расположение планет, созвездий, звезд (граха-накшатра-лагна-тарабаланвите). (24)

В царском дворце утроен был великий праздник в честь рожденья сына,
И царь седьмого неба достиг от счастья. (25)

По окончании времени нечистоты, увидев сына, возликовал он.
Любимою женою владыки земли был я, о губитель недругов. (26)

Когда прошло два года, снова плод понесла я,
И второй сын появился на свет, отмеченный всеми благоприятными признаками. (27)

«Судханван» - такое имя сыну царь нарек,
А старшего назвал он «Вираварман» по совету брахманов. (28)

Так двенадцать сыновей родились у меня, о государь,
Окружив их лаской, воспитывая их, я потерял себя от счастья. (29)

Затем, по прошествии времени, еще восемь сыновей появилось на свет у меня,
И дом наш наполнен счастьем был. (30)

А после царь женил их, как подобает,
И с сыновьями и невестками так много домочадцев стало! (31)

Затем, привязанные к вкусу наслаждений, [сыны] множеством внуков обзавелись,
Подверженные различным чувствам, и это лишь заблужденье увеличило мое. (32)

Иногда счастливой владычицей [себя я ощущала], а иногда в несчастье [погружалась].
Страданья причиняли мне болезни сыновей. (33)

Однажды меж собою жестокий раздор
[Учинили] мои сыновья и невестки, и это муку причинило мне. (34)

В эту жизнь обманную, ужасную, состоящую из радостей и горестей,
Желаньем порожденную, низкую я был погружен. (35)

Забыл я, что прежде знал, и также знание шастр покинуло меня,
Будучи женщиной, я посвящал все свое время делам домашним. (36)

Самость овладела мною, и от этого лишь заблужденье возросло
«Это мои могучие сыновья и невестки, происходящие из благородных семей, (37)

Эти сыновья, препоясавшись, забавляются в моем доме,
Счастлива я средь женщин в этом бренном мире». (38)

«Я Нарада, обманутый Майей Бхагавана», -
Такая мысль никогда не приходила мне на ум. (39)

«Я царская жена, добродетельного поведения, имеющая много сыновей, верная мужу,
Счастлива в этом мире» - такое, о Кришна, заблужденье владело мною. (40)

Затем некий могучий царь, властитель далекой страны,
Вступил во вражду с моим супругом, о почтенный. (41)

Собрав войско на колесницах и слонах,
Он подступил к городу Каньякубдже с мыслью устроить битву. (42)

Тот царь окружил наш город своим войском,
И тогда мои сыновья и внуки вышли из городских врат. (43)

В жаркий бой вступили с ним мои сыновья,
И неприятель по воле Времени изничтожил их всех в битве. (44)

Разбитый же царь бежал с поля брани домой,
И я услышала о гибели моих сыновей в жестоком сражении. (45)

Истребив моих сыновей и внуков, тот могущественный царь удалился,
А я, рыдая, поспешила на поле брани. (46)

Видя сыновей и внуков лежащими [на земле], сраженная горем
Сетовала я, о долгожитель, погрузившись в океан скорби: (47)

«О сыновья, куда ушли вы, о убита я злодейкой
Судьбою, могучей, неодолимой, грех творящей.» (48)

В это же время Бхагаван Мадхусудана,
Приняв обличье престарелого брахмана, благородного видом, (49)

В красивые одежды облаченного, сведущего в Ведах, ко мне явился,
Несчастной, рыдающей на поле брани, и сказал. (50)

Брахман сказал:
Отчего скорбишь ты, о тонкостанная, смятение твое
От заблуждения в виде мужа, сыновей и дома, о обладающая голосом кукушки. (51)

Кто ты и чьи это сыновья и кто они, подумай о том, что ждет тебя.
Подымись, рыданья прекратив, будь здрава, о прекрасноокая! (52)

Омовения и раздачу зерен сезама соверши в честь сыновей,
Ушедших в иной мир, дабы закон соблюсти. (53)

В тиртхе, но не дома омовение пусть совершают
Родичи умерших, таково установление дхармашастр. (54)

Нарада сказал:
Вразумленный этими словами престарелого брахмана
Я поднялся в сопровождении царя и родичей (55)

Вслед за Бхагаваном, источником миропроявления, обличье брахмана принявшем,
Отправился я тотчас же в тиртху, несущую очищение. (56)

Хари, могущественный Бхагаван, Вишну, Джанардана
Из сострадания меня отвел к озеру Пумтиртхи. (57)

«Соверши омовение в озере этом, несущее очищенье, о обладающая походкой слона!
Оставь скорбь бесполезную, время сейчас обряды по сыновьям совершить. (58)

Из одного рождения в другое ты была свидетельницей смерти мириадов твоих сыновей,
Отцов, мужей, братьев и зятьев! (59)

Так по кому ты будешь горевать, [пребывая во власти] охватившего душу заблужденья,
В котором правды нет, подобном сну, страдания несущего воплощенным. (60)

Нарада сказал:
Выслушав его наставленья в тиртхе, именуемой Пуруша,
Побуждаемая Вишну, я вошел [в воды озера], с намереньем омовенье совершить. (61)

Благодаря погружению в воды тиртхи я вновь тотчас же стал мужчиной,
Хари же в своем собственном облике, держа в руке вину, стоял на берегу. (62)

Вынырнув, на берегу я узрел его перед собой, лотосоокого,
И прежняя память ко мне вернулась, о лучший из брахманов!
Я вспомнил, что я, Нарада, сюда пришедший
Вместе с Хари, обратился в женщину, зачарованный Майей. (64)

Когда я стал раздумывать над этим, тогда Хари
Речь обратил ко мне: «Ступай сюда, о Нарада, что делаешь ты, стоя в воде?» (65)

Я в изумленье пребывал, вспоминая суровую жизнь в обличье женщины
И задаваясь вопросом, отчего я вновь мужчиной стал. (66)

Так в шестой книге махапураны Девибхагавата заканчивается двадцать девятая глава.

Глава тридцатая.

Нарада сказал:
Увидев меня, брахмана Нараду, был удивлен царь;
«Куда исчезла моя жена, и откуда взялся этот муни?» (1)

И стал причитать он вновь и вновь: «О любимая,
Куда пропала ты, меня покинув сетующим и одиноким. (2)

Без тебя, о широкобедрая, мне не нужны ни жизнь, ни дворец,
Ни царство, о та, чьи очи лепесткам лотоса подобны, что делать мне, о обладающая улыбкой ясной? (3)

И отчего жизнь не покидает меня в разлуке с тобой,
А радость ведь ушла из жизнь моей без тебя. (4)

Я сетую [на несчастье], о большеокая, скажи хоть доброе слово,
Куда ушла из твоей души любовь ко мне, которая вспыхнула во время нашей первой встречи? (5)

Утонула ли ты в водах, о обладающая красивыми бровями, и была сожрана рыбами и черепахами
Или же тебя похитил Варуна, оттого что злая участь повисла надо мной. (6)

В окружении сыновей ты была счастлива, о безупречно сложенная,
И непритворной была твоя любовь к ним, о та, чья речь подобна амрите. (7)

Нехорошо, что ты взошла на третье небо, оставив меня,
Своего скорбящего, несчастного мужа, привязанностью к сыновьям влекомая. (8)

И тебя я потерял и сыновей, а любил я тебя, как собственную жизнь,
Однако же смерть не приходит ко мне, несчастному! Любимая! (9)

Что делать мне, куда идти, моей дорогой жены нет больше на земле,
Страданье из-за разлуки с супругой прежде испытал потомок Рагху. (10)

Судьба-злодейка недоброе творит,
И смерть разлучает супругов, равно привязанных друг к другу. (11)

[В таком случае] облегчение для женщин установлено мудрецами,
[Взойти на погребальный] костер вместе с мужем, так об этом сказано в дхармашастрах. (12)

Так причитающего царя Бхагаван Хари
Стал успокаивать уместными словами. (13)

Шри-Бхагаван сказал:
Отчего скорбишь ты, о Индра средь царей, куда ушла твоя любимая супруга?
Разве ты не слышал [изреченья] шастр, и не нашел прибежища у мудрых? (14)

Кто она, кто ты, что это за твои встречи и расставанья, и где они произошли?
В этом потоке мирского бытия они словно [общение людей], плывущих на челнах. (15)

Домой ступай, о лучший средь царей, к чему твои напрасные стенанья?
По воле Рока встречаются и расстаются люди. (16)

Ты наслаждался этой большеокой, тонкостанной красавицей,
И вот, о государь, пробил час твоей разлуки с нею. (17)

На бреге чудного озера обрел ты, родителей ж ее не видел,
И все произошло это, как в сказанье о вороне и плоде [древа] тала. (18)

Не печалься, о Индра средь царей, Время вспять не повернуть,
Попав в тиски Времени, вкушай удовольствия дома. (19)

Как пришла, так и ушла красавица,
А ты ступай и занимайся своими делами, как и прежде, о господин! (20)

Рыданьями своими ту женщину ты не вернешь!
Напрасно причитаешь ты, земли владыка, предаться йоге нынче следует тебе! (21)

Время наслаждение дает, оно его и отнимает,
Не стоит же печалиться об этом, бесплодна жизнь мирская. (22)

Не бывает так, чтоб счастье было только иль несчастье,
Они сменяют друг друга, словно вращаются на гончарном круге. (23)

Ум сделав устойчивым, о царь, правь государством счастливо,
Или же, передав [власть] сыну, отправляйся в лес. (24)

Редко кому из воплощенных выпадает доля родиться в человеческом теле, и ненадолго это счастье,
Поэтому, родившись человеком, должно устремиться к Атману. (25)

Язык и срамные части присущи и животным, государь,
Но знания лишь только в теле человека можно обрести, но не в иных низких рождениях. (26)

Поэтому ступай домой, отринув по любимой скорбь.
Все это Майя Бхагавана, которой зачарован мир. (27)

Нарада сказал:
После этих слов Хари, царь, поклонившись ему, Супругу Камалы,
Совершил обряд омовения и отправился к себе домой. (28)

Передав царство внуку своему и отрешенность обретя,
Постигнув знанье истины, он удалился в лес. (29)

После того, как царь ушел, глядя на Бхагавана Адхокшаджу,
Джаганнатху, который вновь и вновь мне улыбался, ему промолвил я: (30)

«Обманут был я тобою, бог, и так узнал, насколько велика мощь Майи.
Я помню все деяния, что совершил, будучи в теле женщины. (31)

Скажи мне, о богов владыка, вот вступил я в воды озера,
И отчего прежнее знание покинуло меня из-за омовенья, Хари. (32)

Обретя обличье женщины, как в заблужденье был введен я, о наставник мира,
И обрел супруга, словно Паулами-Шачи, о лучший средь царей? (33)

Манас и читта остались прежними у меня,
И также линга-деха, о богов владыка, так почему же пропала память, о Хари? (34)

Я удивленьем великим удивлен из-за утраты знания, господь,
Так поведай же, в чем причина этого, о Повелитель Рамы! (35)

Обретя обличье женщины, я наслажденья многие вкушал,
Напитки хмельные пил и пищу ел, законом пренебрегнув. (36)

В голову мысль не приходила мне, что «я Нарада»,
Так как явно известно мне сейчас все это. (37)

Вишну сказал:
Пойми, о Нарада, все это игра Майи, многомудрый,
Все существа в своих телах через многообразие состояний проходят. (38)

Бодрствование, сон, глубокий сон и турия – вот эти состояния.
Так какие сомненья могут быть в отношенье перехода в иное тело? (39)

Спящий человек ничего не знает и не слышит,
Но после пробужденья знанье без остатка возвращается к нему. (40)

Сон приводит в движенье читту, и во сне
Воспринимает манас разнообразные ощущения. (41)

«Слон приближается ко мне, чтобы убить, но не в силах я бежать,
Что делать мне, нет дома у меня, куда бежать?» (42)

А [иной] видит во сне, как умерший дед возвращается домой
И он его встречает, беседует с ним и вместе вкушает пищу, (43)

А пробудившись, помнит то, что во сне он видел, приятное иль нет,
И это в памяти держа, обо всем подробно рассказывает людям. (44)

Во сне никто не понимает, что это наважденье только,
И точно также могущество Майи трудно одолеть. (45)

Ни я не знаю, о Нарада, сколь необъятны пределы
[Влияния] гун Майи, ни Шамбху и ни Лотосорожденный, (46)

Так кто другой, слабый умом, постичь способен будет их?
И знанием о гуннах Майи никто не обладает в этом мире. (47)

Весь этот мир, наполненный движущимся и неподвижным, лишь порождение трех гун,
Без гун ничто бы не существовало в этом потоке преходящем. (48)

Во мне преобладает саттва, хоть раджас и тамас также мне присущи,
И я, пусть и владыка мира, никогда не бываю свободен от влияния этих трех. (49)

Также и Брахма, отец твой, главенствует в нем раджас,
Но также наделен он саттвой и тамасом, и никогда не оставляют они его в покое. (50)

И Шива равным образом, пусть первенствует тамас в его природе, исполнен раджаса и саттвы,
Никто лишен трех гун не может быть, так слышал я. (51)

Поэтому заблуждение отринь в этом бренном мире, о владыка мудрецов,
Порожденном майей, бессмысленном и безграничном, который так трудно преодолеть. (52)

Увидел ты, что такое Майя, вкусив многообразные услады,
Так отчего ты спрашиваешь об ее изумительной природе, о участью великий? (53)

Так в шестой книге махапураны Девибхагавата заканчивается тридцатая глава.

Contribute to the project

Support and Contribute to This Project of Sharing and Spreading Timeless Wisdom.

Thank you!

· · ·   View More Channels   · · · Random Being
Our Friends:
Buddha at the Gas Pump Big library of interviews with awakened and inspiring beings of our time. Swami Vivekananda Quotes Beautiful library of Swami Vivekananda Inspirational works.